7 страница

0
530

7
А.Я. Слива.
Сергей Александрович, есть более ранний вопрос. Здесь
это не отражено, но группой была представлена поправка Председателя
Конституционного
Суда
Российской
Федерации.
Она
касается
наиме-
нования самого акта, который мы рассматриваем. Валерий Дмитриевич
Зорькин предлагает из названия данного акта изъять слова “Основной
Закон” и мотивирует тем, что появление этого названия связано с Кон-
ституцией
1936
года,
что
уровень
образования,
политической
грамот-
ности населения в тот период был таков, что для многих граждан был
непонятен
сам
термин
“Конституция”,
поэтому,
мол,
потребовалась
добавка эта.
Как известно, более пятидесяти лет эта традиция у нас продолжает-
ся. Если обратиться к зарубежному опыту наименования, то там вставки
“Основной
Закон”,
как
правило,
нет.
Есть
и
еще
аргумент:
если
мы
снимаем слова “Основной Закон”, то тогда получается у нас нормаль-
ный ряд, который мы очень часто употребляем,
— Конституция и зако-
ны.
Если
“Основной
Закон”
уходит,
то
мы
как
бы
приподнимаем
значение.
Б.Н. Топорнин,
академик РАН.
Я бы поддержал это предложение,
потому что
нужно
просто
сделать выбор
между
двумя
терминами
либо
Конституция,
либо
Основной Закон.
В
Германии — это
Основ-
ной Закон, в точном переводе, в других странах
— Конституция. Но
так, чтобы было и Конституция, и Основной Закон, — этого в мире нет.
Председательствующий.
Все согласны?
С.М.
Шахрай,
Заместитель
Председателя
Совета
Министров
Правительства
Российской
Федерации.
Наша
группа
представителей
субъектов
Российской
Федерации
столкнулась
с
огромной
проблемой.
Было несколько согласительных комиссий, но в конце концов родился
такой
компромисс.
Документ
общий
называется
“Конституция
Рос-
сийской
Федерации”,
естественно,
без
слов
“Основной
Закон”,
но
в
тексте
этого
документа
содержатся
две
автономные
части.
Первая
часть
— собственное тело Основного Закона, вторая
— ее можно по-
разному
называть,
— приложение,
просто
вторая
часть,
— это
текст
трех
договоров.
И
в
первой
части
мы
записали
формулу,
что
если
положения
Федеративного
договора
противоречат
Основному
Закону
в
первой
части,
то
применяются
нормы
Основного
Закона.
Очень
сложный
компромисс,
не
выбрасывая
Федеративный
договор,
обеспе-
чить приоритет “конституционного тела”.
Поэтому
мы
бы
поддержали
снятие
из
названия
слов
“Основной
Закон”, но внутри документа можно было бы для названия первой части
эти слова
использовать.
Я думаю,
что
про
политический
смысл 1936
года
все
забыли
или
почти
все,
а
как
компромисс
можно
было
бы
использовать для разведения этих названий таким образом, как просила
вторая группа.

 
0
 

Пока нет ни одного комментария

Добавление комментария

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять сообщения на нашем сайте. Зарегистрируйтесь или осуществите вход.






webmaster@prlib.ru