57 страница

0
305

57
Н.Т. Рябов.
Уважаемые коллеги, я думаю, что этот вопрос не имеет
самостоятельного
значения,
а
зависит
от
того
принципиального
поло-
жения, которое нами включено в главу о Президенте. Если речь, напри-
мер, идет о системе, когда парламент не может быть распущен Прези-
дентом, то здесь возбуждение процедуры импичмента возможно только
в чистом виде, и ни за какие иные нарушения (ущемления прав человека,
свобод человека или еще что-то другое) его возбуждать нельзя. Только
за преступление. А вот если мы применяем схему, где Президент вправе
распускать парламент, там, конечно, импичмент вообще не может быть
применен,
и
нужна
иная
формулировка
для
отрешения
от
должности.
Поэтому я считаю, что этот вопрос производный и его ставить сейчас
преждевременно.
Г.П. Лузин,
заместитель главы администрации Мурманской облас-
ти.
Уважаемые коллеги, если бы у нас в Конституции была процедура
импичмента
за
умышленное
нарушение
Конституции,
это
для
Прези-
дента звучало бы гораздо лучше. Президент
— это хранитель закона, он
клянется
на
Конституции.
Говорить
о
Президенте
как
о
государствен-
ном изменнике
вообще даже некорректно. Именно за умышленное на-
рушение Конституции. Это мягче, лучше и приличнее для Президента.
Председательствующий.
Включаем? Кто за то, чтобы включить эти
вопросы в вопросник? Проголосуйте. По импичменту — 4 голоса.
Кто “против”? Больше.
Не включаем.
А нужно ли включить вопрос: “Согласны ли Вы с процедурой им-
пичмента, изложенной в соответствующей статье?”
(И з
з а л а : Нет.)
Так. Федеральное Собрание. В отношении определения его количе-
ственного состава будем ставить на голосование? Мы сказали, что этот
вопрос требует особой процедуры.
Г.П. Лузин.
Сергей Александрович, не в отношении количества, а
того, что это не единый орган, а состоящий из двух самостоятельных
палат. Мы меняем и эту норму тоже.
Председательствующий.
Да,
давайте
зададим
первый
вопрос:
“Со-
гласны ли Вы, что Совет Федерации и Государственная Дума
— само-
стоятельные, независимые палаты, работающие раздельно?”
Скажу Вам, что меня Тамара Георгиевна очень напугала: мы ведь,
оказывается,
государственной
изменой
занимаемся,
покушаемся
на
го-
сударственный строй.
Б.А.
Страшун.
Мы предлагаем. Мы не насильственно изменяем. В
этом разница. А предлагать — пожалуйста.
С места.
То есть мы предлагаем другим насильственно изменить.
Б.А.
Страшун.
Насильственно
— это когда нелегитимным путем. А
мы предлагаем через законные процедуры. Это все нормально.

 
0
 

Пока нет ни одного комментария

Добавление комментария

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять сообщения на нашем сайте. Зарегистрируйтесь или осуществите вход.






webmaster@prlib.ru